Президент Южной Осетии Леонид Тибилов рассказал в интервью ТАСС, как будет развиваться сотрудничество Москвы и Цхинвала в социальной, экономической и гуманитарной сферах, каким образом подписание Договора о союзничестве и интеграции с Россией может отразиться на признании Республики международным сообществом и как государства будут взаимодействовать в вопросах обеспечения безопасности.

– Какие меры в Договоре заложены, чтобы способствовать снятию международной изоляции Южной Осетии?

– Вслед за признанием государственной независимости Южной Осетии Российской Федерацией и вслед за ней рядом других государств могущественные спонсоры Грузии организовали беспрецедентную кампанию давления на страны мирового сообщества, чтобы не допустить дальнейшего признания.

Означает ли это, что все страны удалось задавить настолько, что они не решатся пойти против гегемонов? Нет и еще раз нет. Известны примеры, когда те или иные страны не признавали по нескольку десятков лет, но рано или поздно признание приходило. Россия является одним из крупнейших акторов на мировой арене. Для многих государств авторитет России за последние годы многократно возрос, и то, что в первой статье Договора записано, что «Российская Федерация будет всемерно способствовать развитию международных связей Республики Южная Осетия, включая расширение круга официально признавших ее государств», говорит о намерении России использовать свое влияние для содействия Южной Осетии в продвижении международных позиций нашей страны.

– Есть ли на повестке дня вопрос о вхождении в состав России, либо Договор не предусматривает даже в перспективе потерю Республикой государственности?

– Подписанный Договор определяет характер отношений между двумя странами как союзничество. В то же время Договор направлен на дальнейшее развитие интеграционных связей, в таких областях, как оборонное сотрудничество, формирование единого пространства безопасности, гармонизацию правовых систем, многое другое, что позволяет гражданам как Южной Осетии, так и России чувствовать себя и безопасно, и максимально комфортно на территории обеих стран. Речь идет по сути об интеграционном объединении, в рамках которого для людей, для граждан двух стран формируется практически единое пространство; в категориях обычной повседневной жизни с точки зрения человека это именно единое пространство, где он может жить и работать, получать защиту от государства, при том, что Россия и Южная Осетия – политически два государства, со своими конституциями, системами управления и так далее. Здесь идет развитие примерно в таком же направлении, как развивается европейская интеграция. Как будет совершенствоваться эта модель – подскажет время и опыт взаимодействия.

– Анализировался ли опыт реализации аналогичного договора с Абхазией, были ли скорректированы в связи с этим какие-то положения?

– Наши братские республики – Южная Осетия и Абхазия – во многом похожи, но есть и определенные особенности, обусловленные историческими и другими факторами. Внимательное прочтение двух этих договоров показывает, что в югоосетинском варианте сделан больший акцент на интеграционной направленности.

Южная Осетия традиционно ощущает себя частью единого российского, северокавказского культурного, экономического пространства, это общее восприятие всего народа. Осетино-российские отношения имеют очень давнюю историю. Здесь можно указать и на династические браки древнерусских князей с аланскими княжнами, и боевое содружество, и общую веру, все то, что называется исторической памятью. Первое осетинское посольство прибыло в Санкт-Петербург и осуществляло свою дипломатическую миссию в середине 18 века, когда иных сегодняшних крупных государств еще просто не существовало.

Есть еще фактор соотечественников, очень важный и значимый для нас фактор. Так получилось, прежде всего, вследствие той политики, которую тбилисские власти проводили в отношении Южной Осетии на протяжении нескольких десятков лет, вследствие нескольких волн беженцев, – что был большой отток населения и значительная часть наших соотечественников проживает в Российской Федерации. Численность нашей диаспоры превышает численность постоянного населения Южной Осетии. Это очень значимый фактор, который еще более сближает Южную Осетию с Россией, с российским пространством. Для соотечественников, имеющих двойную идентичность, двойное гражданство, очень важно урегулирование вопросов их правового положения. Договор уделяет этой проблематике важное внимание.

Представленный югоосетинской стороне договор прошел широкое обсуждение общественности. Народ Южной Осетии еще раз подтвердил свою верность дружбе и союзу с Великой Россией, стремление идти по пути дальнейшего политического, экономического и оборонного развития вместе с Российской Федерацией.

– Насколько Договор поможет улучшить ситуацию в регионе с точки зрения притока инвестиций и улучшения качества жизни людей, повышения пенсий и пособий?

– Инвестиционные деньги очень чувствительны к вопросам безопасности. Высокий уровень рисков и стабильный приток инвестиций – вещи трудносовместимые. Ситуация, которую формирует Договор, создает новое качество гарантий безопасности, в том числе и для тех, кто намерен вести предпринимательскую деятельность, вкладывать деньги в Южной Осетии. Очень важна правовая составляющая, гармонизация двух правовых систем. Для инвестора создаются очень понятные правовые рамки, при том, что государство в Южной Осетии готово всемерно идти навстречу инвестору, как это показывает успешный опыт работы компании БТК.

– Не сделает ли Договор невозможными в ближайшие годы перспективы нормализации отношений с Тбилиси?

– Проблемы нормализации надо искать не в Договоре и не в отношениях Южной Осетии с Россией, а в подходах Грузии к решению проблем. На сегодняшний день Грузия в категоричной форме отказывается от любых инициатив РЮО, направленных на обеспечение гарантий безопасности, отказывается признавать государственную независимость Южной Осетии. Понятно, что быстрых сдвигов здесь ожидать не следует, и таких иллюзий мы не строим. Однако с течением времени эмоции улягутся и новые, более прагматичные подходы утвердятся и в Грузии. Невозможно десятилетиями жить с настроем на противостояние и реванш. Прекрасный пример показывают европейские страны, которые прежде были непримиримыми противниками, а сегодня развивают сотрудничество. Сколько лет потребуется, чтобы Грузия пришла к мысли о целесообразности признания, судить не берусь, но рано или поздно к этому придем.

– Какой режим военного сотрудничества и режим охраны внешней границы Осетии предусматривает Договор?

– Прежде всего, следует подчеркнуть, что оборонная составляющая является одной из важнейших в документе. И этот акцент на безопасности является логическим шагом в ситуации, когда у наших границ идет активная работа по наращиванию военного потенциала Грузии и развертывание военной активности и присутствия северо-атлантического альянса. Грузинская сторона на протяжении последних лет с помощью своих союзников наращивает и усиленно вооружает свою армию по образцу и подобию войск НАТО, постоянно заявляя о своем стремлении войти в этот блок. Это трудно не рассматривать как вполне очевидную потенциальную угрозу. Достаточно серьезные объекты военной инфраструктуры сооружаются на расстоянии прямой видимости от столицы Южной Осетии. К чему ведут эти военные игры Грузии с ее западными союзниками, мы видели и в 2004 и в 2008 годах.

Договор определяет достаточно широкие рамки для взаимодействия в оборонной сфере. Главное в общем подходе – формируется единое оборонное пространство, единый контур, единое пространство безопасности. Отныне Россия рассматривает посягательство на границы Южной Осетии как посягательство на свои собственные со всеми вытекающими последствиями. Порядок охраны государственной границы четко сформулирован в Договоре. Могу вас уверить, что режим охраны госграницы РЮО будет соответствовать режиму охраны госграницы РФ.

– Каков объем финансовой помощи, которую будет получать ежегодно Осетия от России?

– Южная Осетия получает от России достаточно существенную по нашим масштабам помощь; наш народ высоко ее ценит и бесконечно признателен России за эту поддержку. Эта помощь предназначена для того, чтобы помочь Южной Осетии встать на ноги, создать условия для социальной реабилитации, создать условия для экономического развития. Следует подчеркнуть, что получаемая Южной Осетией поддержка позволяет решать, в том числе, вопросы, представляющие взаимный интерес, включая обеспечение создания единого оборонного пространства.

Со своей стороны, мы в Южной Осетии прилагаем все усилия для создания условий реализации инвестиционных проектов, призванных в перспективе генерировать дополнительные поступления в бюджет РЮО от собственных доходов, что позволит поэтапно переходить к опоре на собственные ресурсы.