О взаимодействии Южной Осетии с Россией, государственных программах, развитии предпринимательства, предстоящих парламентских выборах и о работе с международными государствами. Эти и другие темы Президент Республики Южная Осетия Анатолий Бибилов затронул во время интервью ИА «Ossetia News».

– В начале марта вы встречались с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, к сожалению, в СМИ было мало информации. Расскажите, о чем говорили?

– Первый и главный вопрос, который обсудили, – социальное положение в Южной Осетии. Обсудили и политическое и экономическое развитие, обсудили улучшение социальной жизни республики. В частности, увеличение заработных плат и приведение к уровню Северной Осетии. Имеется в виду государственных служащих. Уже работа идет, и взаимодействие с российскими коллегами есть, скоро получим реальные плоды переговоров.

– В чем сейчас Южная Осетия нуждается, такие крупные бизнес-игроки как «Евродон» зашли. К чему республика открыта и что хотели бы развивать?

– Речь не должна идти о том, в чем республика нуждается, а что она может дать. Уже второй год мы реализуем программу по оказанию помощи предпринимателям. Они получают кредиты под 5 процентов годовых. Я считаю, что это важное достижение. Почти за два года, по программе выдано около 50 млн рублей. Для Южной Осетии это серьезные суммы. Фонд будет расширяться. Надо играть на внешние факты, на внешний рынок. В этом плане больший акцент делается на тех предпринимателей, которые в будущем имеют возможности работать на внешний рынок. У нас уже работает наша фабрика БТК, создана база по экспорту яблок, вина и дальше надо работать на прибыль государства и на повышение экономики. Многие заинтересовались Южной Осетией – развитием экономики, готовы вкладывать деньги и стать привлекательными для инвесторов.

– Инвестиционная привлекательность создается и одно из таких направлений – развитие туризма. В Южной Осетии есть небольшой горнолыжный курорт. Насколько высок потенциал этого кластера?

– Что касается зимнего отдыха, то у нас есть энтузиасты, которые начали заниматься этим делом. Я им благодарен. Поддержка будет. Мы сегодня проводим переговоры с Минкавказа, чтобы была возможность включить в большой проект КСК. Разрабатывается «Мамисон» и мы хотим, чтобы Южная Осетия была привязана к этому туристическому кластеру.

– Несколько дней назад глава НАТО Ян Столтенберг посетил Тбилиси. Было много громких заявлений. В частности, он утверждает, что приверженность НАТО – это вступление в этот альянс. Буквально в нескольких десятках километров проходят учения, не тревожно?

– У кого нервозность, те и ездят туда-сюда. Мы спокойны, у нас четкая позиция, она не отличается и не будет отличаться в ближайшую тысячу лет. Пусть вступают – это их право. У нас есть свой вектор развития, есть договор с Россией, мы разработали комплекс мероприятий и уже внедрили по единому контуру безопасности Южной Осетии и России. Иногда ощущение, что эти ребята живут в другом измерении и никакого отношения к той реальности, которая сейчас, они не имеют: я про грузинских политиков. Определенные обязательства, которые им навязали со стороны Запада, заставляют их говорить и действовать в противоположном контексте их мнения и мнения народа Грузии. Говоря об их Президенте Соломе Зурабишвили, хочу сказать, что она о жизни государства ничего не знает, она приехала из Франции. Я не думаю, что у нее была плохая жизнь во Франции и она приехала помочь Грузии. Решение было принято обкомом Вашингтона: продолжать линию, которая определяется Вашингтоном и Брюсселем.

– Как бы Вы прокомментировали обращение Яна Столтенберга – это касательно альянса в адрес России с просьбой отозвать признание Южной Осетии и Абхазии?

– Если у них есть вопрос к Южной Осетии, то я бы хотел, чтобы они, в первую очередь, задали себе вопрос по Косово. Южная Осетия имеет все основания: исторические, политические для того, чтобы быть признанным государством. Почему боролись за независимость, потому что предпосылки были. Южная Осетия никогда не была в составе Грузии, даже в царской России. Какое отношение Грузия имеет к Осетии? Никакого! Если мы говорим об Осетии, откуда взялись Северная и Южная? Знаете это все-таки одна Осетия, которая была разделена. Опять-таки, а где Грузия?

– Летом состоятся выборы, нет ли у Вас опасений повторения конфликтных ситуаций и повторения политических неурядиц. С каким настроением идете на выборы, какие ожидания?

– Было бы удивительно, если бы не было оппозиционного движения. Это бы демонстрировало, что общество не совсем здорово. Здоровая оппозиция в здоровом обществе это к добру. То, что к исполнительной власти особых не претензий нет, это дает повод и основание думать, что наши политические силы, политические партии во главу угла не будут ставить какие-то проблемы экономические и социальные которые есть в Южной Осетии. Потому что нынешние партии, которые представлены в Парламенте, они бюджет республики видят, что фактический бюджет Южной Осетии ориентирован социально. Мы реально повысили детские пособия, реально повысили пенсии. Я глубоко убежден, что каждый осознает свою ответственность перед народом Южной Осетии, каждая политическая сила и каждый кандидат в депутаты. Я всегда говорил и говорю, что народ Южной Осетии уже устал от шествий и от митингов. Народ Южной Осетии хочет спокойной жизни и спокойно развиваться. Вот в этом направлении мы будет двигаться и отходить не намерены.

Я убежден, что выборы у нас пройдут спокойно. У нас фактически нельзя подделать итоги голосования. В честности их никто не сомневается. Поэтому речь идет о тех программах, которые будут представлять политические партии и тех предложений, которые будут исходить от одномандатников. И как народ определит, так и будет.

Внешние угрозы, которые могут быть, – это Грузия, потому что так или иначе Грузия будет пытаться влиять на политические процессы, которые происходят и будут происходить в Республике Южная Осетия. Эти незаконные попытки будут пресекаться. Я не думаю, что влияние, которое хотела бы оказывать Грузия на Южную Осетию, хоть как-то будет влиять на выборы в республике.

– Мы застали несанкционированный прием граждан: что просят, что беспокоит людей. С чем приходят к главе государства?

– К большому сожалению и к стыду многих людей, у которых была возможность решить эти проблемы гораздо раньше – приходят по восстановлению жилья, которое было разрушено в 2008-м. На втором месте – это обращения людей с ветхим жильем. И на третьем месте – вопрос с распределением квартир в строящемся жилье. Комиссия фактически состоит из людей, из различных структур и ведомств. Мы не видим всплеска непонимания. Все понимают, что других возможностей нет, кроме как получения жилья законным путем.  Ну и что касается оказания помощи мы увеличили в этом году финансы на закупку лекарств со 125 млн до 150 млн. Увеличили финансы на оказание высокотехнологичной помощи. У нас серьезные позитивные шаги есть в этом направлении. Мы отправляем наших больных на оказание медпомощи в Россию. То соглашение, которое было подписано по оказанию медпомощи по ОМС, тоже принесло свои плоды. Каждый человек в Южной Осетии уверен, что ему будет оказана бесплатная помощь по ОМС в Российской Федерации. И я не могу не радоваться за наших больных, выезжающих на лечение в Россию, и не могу быть неблагодарным Российской Федерации за оказанную помощь.

– Продолжая тему помощи: у Вас есть негосударственный фонд, из него поступают средства на помощь людям. Расскажите подробней, как он работает.

– Все верно, есть негосударственный фонд, который был создан по инициативе неравнодушных людей. Наши земляки, друзья мои, не осетины в том числе перечисляют финансовые средства. За счет этих денег нам удается закрывать различные вопросы. Перед так называемыми меценатами мы отчитываемся, предоставляем фотографии о проведенной работе. И любой из тех людей, которые помогают этому фонду, могут приехать и воочию посмотреть, что где за эти финансовые средства было сделано.

– Какие основные внешнеполитические задачи и вызовы стоят перед Южной Осетией?

– Наверно вызовы – это громкое слово. Единственный вызов исходит со стороны Грузии. До сегодняшнего дня Грузия не подписала меморандум о неприменении силы. Это автоматически уже угроза. Основная задача – работа с коллегами и партнерами, в их числе самый главный – Российская Федерация. Эта работа идет очень даже энергично. Также мы имеем много контактов с разными государствами, с которыми говорим о возможности признании Южной Осетии. Мы пытаемся донести, что такое Южная Осетия, с какими проблемами она сталкивалась.

– У вас активно идет сотрудничество с Сирийской Арабской Республикой и налаживаются контакты с Ираном. Есть ли какие-то совместные проекты и на чем вообще основываются взаимоотношения с этими ближневосточными республиками.

– Недавно вернулась делегация, которая побывала в Сирии. Определены шаги, которые необходимо сделать для того чтобы те договоренности, которые есть между Президентом Южной Осетии и Президентом  Сирийской Арабской Республикой Башаром Асадом. Мы планируем отрыть в САР торговый дом. Обсуждается и открытие Посольства Республики Южная Осетия в Сирийской Арабской Республике. Безусловно эти процессы будут влиять на расширения экономического взаимодействия. С обеих сторон много предложений, и мы планируем выйти на серьезные позиции в наших отношениях.