Президент Республики Южная Осетия

Официальный сайт

Леонид Тибилов: «Мы чувствуем себя свободными людьми, живущими в мирной стране»

20.9.2016

20 сентября Южная Осетия отмечает Всенародный праздник — День провозглашения Республики. В этот день в 1990 году Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области принял декларацию о государственном суверенитете Юго-Осетинской Советской Демократической Республики. Это одна из трех знаковых дат в борьбе осетинского народа за независимость. 20 сентября статус югоосетинской области в составе Грузии был повышен до уровня республики, 29 мая 1992 года, после развала СССР, был принят Акт провозглашения государственной независимости Южной Осетии, 26 августа 2008 года независимость Южной Осетии признала Россия.

О пути становления государственности длиной в 26 лет, пройденном республикой, интеграции с Россией, экономических прогнозах и политических планах, первых югоосетинских арбузах и лучшей в мире воде, которую будут поставлять под брендом «Южная Осетия», рассказал ТАСС накануне праздника Президент Республики Южная Осетия (РЮО) Леонид Тибилов.

— Леонид Харитонович, празднование Дня независимости — хороший повод вспомнить о пройденных республикой этапах на пути становления государственности. Как вы оцениваете годы независимости: завершен ли процесс становления республики как самостоятельного государства или еще есть куда двигаться?

— После 26 лет провозглашения независимости республики мы видим, что это было самое правильное решение, самое нужное для нашего народа, выстраданное ценой нескольких агрессий, которые пришлось пережить. Фактически народ Южной Осетии много лет находился в блокаде: экономической, политической, информационной. Путь до сегодняшнего дня был сложный и тернистый, мы потеряли генофонд, ведь в первую очередь встает на защиту Родины, берет оружие и погибает молодежь. С нами тоже случилось это.

Народ на юге Осетии с 1989 года, когда мы были поставлены перед выбором — стать независимым государством или быть уничтоженными как нация, — жил отложенной жизнью, и только благодаря великой России этот период был завершен в 2008 году. От момента провозглашения независимости до нашего признания Россией, в период с 1989 до 2008 года, невозможно было ничем заниматься, потому что республика находилась в состоянии войны, каждый день ожидая нападения, боя, вооруженного вторжения. Люди десятилетиями не могли планировать собственную жизнь. После признания нашей независимости Россией Южная Осетия наконец смогла перейти на мирные рельсы, начать жить несмотря на то, что люди забыли, как это — жить мирно. Конечно, перед нами стоят большие задачи в сфере государственного управления, совершенствования законодательства. Я попросил подготовить проект проведения парламентских выборов по смешанной системе, примерно как это делается в России — это важно. Но главное — сегодня мы самостоятельное государство и чувствуем себя так: свободными независимыми людьми, живущими в мирной стране. И конечно, нам есть куда двигаться. Мы мечтаем и строим планы, и они связаны с Россией.

— Насколько новый интеграционный договор с Россией расширяет взаимодействие между государствами?

— Взаимодействие между Россией и Южной Осетией не просто расширяется — происходит сближение между государствами.

Республика активно работает над реализацией нового договора о союзе и интеграции, который был подписан 15 марта 2015 года на самом высоком государственном уровне. Создается единый комплекс безопасности и обороны республики, агрессия против Южной Осетии по этому договору будет расцениваться как агрессия против России. Мы надеемся и верим, что нашему народу больше не придется пережить вероломного военного вторжения, но, слава Богу, если такая угроза возникнет, агрессор должен понимать, что будет иметь дело с Россией.

Наши таможенные органы тоже подписали соглашения о совместной деятельности, российская и югоосетинская службы будут максимально сближены, общая работа будет строиться по принципам российских коллег. Единый координационный центр создан и по линии МВД двух стран. В первую очередь внимание уделяется силовым ведомствам, но подобные шаги разработаны и внедряются по всем направлениям развития республики: в социальной сфере, культуре, медицине.

— РЮО была и остается центром самых различных интересов геополитических мировых игроков, что явилось, в частности, причиной вооруженного конфликта в 2008 году. Как у вас сейчас складываются отношения с соседней Грузией? Насколько эффективной оказалась женевская площадка в урегулировании конфликта? Что, по мнению Южной Осетии, необходимо предпринять в этом формате в первую очередь?

— Южную Осетию с Грузией сегодня практически ничего не связывает, мы продолжаем работать по обустройству и техническому оснащению нашей госграницы с Грузией, хотя та сторона эту границу не считает границей. Но нашим соседям нужно считаться с теми реалиями, которые есть: 26 лет Южная Осетия живет самостоятельной жизнью. Будем надеяться, что в Грузии найдутся политические силы, которые скажут своему народу и политикам: да, есть РЮО, и вот граница. Этими вопросами и занимаются делегации ЮО, Абхазии и России в присутствии представителей Евросоюза на женевских дискуссиях. Безусловно, женевская площадка полезна и нужна, хотя главная цель ее создания, урегулирование отношений в Закавказье, так и не достигнута. По нашему мнению, это случится, когда Грузия подпишет с Южной Осетией и Абхазией договор о ненападении, что мы предлагаем сделать с 2012 года.

Пока грузинская сторона под разными предлогами уходит от этого важного и необходимого шага, предлагая сделать стороной договора и Россию. Я еще раз поставил вопрос, чтобы начать работать по этому направлению хотя бы с подписания безобидного соглашения о том, что участники женевских соглашений являются приверженцами мирных принципов урегулирования конфликтов. Это подтолкнуло бы участников переговоров к дальнейшим действиям. Посмотрим, очередной раунд женевских дискуссий состоится в октябре. Повторюсь: в целом мы считаем, что это единственная политическая площадка, на которой ведется работа по урегулированию поствоенной ситуации, поэтому мы к ней относимся положительно, необходимо, чтобы этот формат сохранялся, потому что других площадок по переговорам с грузинами нет.

— Существует еще одна тема, которая волнует большую часть жителей как Южной, так и Северной Осетии, — создание единой Аланской епархии. Ведется ли работа в этом направлении?

— Можно сказать и так: в Цхинвале сейчас строится прекрасный православный собор в византийском стиле, его строительством занимается Фонд Андрея Первозванного.

Еще один важный шаг, который мы должны совершить, — это назначение в Южной Осетии викарного епископа от РПЦ.

Договоренность об этом была достигнута еще в 2012-м, когда состоялась моя встреча с патриархом Кириллом.

Эта должность должна была быть создана при Владикавказской епархии, но практических шагов бывший правящий архиерей Зосима не сделал.

Я уже встречался с новым епископом Владикавказским и Аланским Леонидом, могу сейчас сказать только одно: этот вопрос уже в работе.

— В мирной Южной Осетии на первый план вышли экономические темы. На каком этапе работа по восстановлению экономики? Пришли ли в республику частные инвесторы?

— Мы работаем в рамках Инвестиционной программы по социально-экономическому развитию Южной Осетии, благодаря ежегодной помощи России мы строим дороги, детсады, школы, учреждения медицины, культуры. И мы не останавливаемся ни на минуту в реализации нашей инвестиционной программы. Знаете, в прошлом году сдали школу в городе Квайса, там было 106 учеников, а в этом году уже 136. Это же и есть развитие! У нас в детских садах не хватает почти 1000 мест, потому что дети рождаются, у родителей работа появилась. Немного пока примеров, но они есть, когда люди возвращаются в республику, чтобы заняться фермерским хозяйством, — раньше такого не было.

Сейчас мы строим очень солидное в техническом плане сооружение — здание государственного драматического театра, проектная стоимость работ составила 1 млрд 300 млн рублей, планируем сдать его в этом году. Начали строительство студенческого корпуса на 700 мест стоимостью около 635 млн рублей, сдача комплекса в эксплуатацию — в 2017 году. Это очень хороший темп: за два года построить такой сложный объект — это большой успех в строительной сфере республики.

Что касается привлечения инвесторов, то два наших выдающихся земляка — крупные бизнесмены Таймураз Боллоев и Вадим Ванеев — как и обещали, реализуют в республике крупные проекты. С 2013 года у нас работает фабрика по пошиву одежды широкого плана, более 500 ее работников получают зарплату и отчисляют налоги. И вот уже месяц как у нас создано сельскохозяйственное перерабатывающее предприятие, которое может принимать продукцию от местных владельцев крупного рогатого скота — это тоже реальный заработок для наших людей, которые не имели до сих пор рынка сбыта. К февралю предприятие уже выдаст первую продукцию, уверен, экологически чистая мясная продукция из Южной Осетии будет востребована на рынках СКФО. Таким образом, мы внесем свою лепту в программу импортозамещения.

Мы прекрасно понимаем, что никакое государство не может состояться без собственного бюджета, без развитой экономики не будут решаться серьезные вопросы, которые стоят перед республикой. Для этого нам нужны инвесторы, много инвесторов, а они пойдут сюда, только если будут уверены в сохранности своих денег. Поэтому, думая о развитии экономики, мы много сделали и продолжаем делать для того, чтобы в республике забыли выражение «криминогенная обстановка».

— Министерство РФ по делам Северного Кавказа поспособствовало выделению из бюджета РФ 400 млн рублей на поддержку инвестиционных проектов в сегменте малого и среднего бизнеса республики. Определены ли направления поддержки? Есть ли в планах реализация совместных экономических проектов с Северной Осетией, Минкавказом, регионами России?

— Эти деньги могут использовать бизнесмены через московские инвестиционные компании, которые работают с нашим правительством. Схема получения средств непростая, проекты изучаются, не каждый местный бизнесмен соответствует предъявляемым требованиям. Поэтому у меня будет отдельное обращение к руководству России — оно сейчас рассматривается и в Министерстве по делам Северного Кавказа, и в правительстве — о том, чтобы из этих денег нам выделили сумму уже на других условиях, чтобы здесь мы могли заниматься кредитованием малого и среднего бизнеса. Несколько таких проектов уже есть. Например, в прошлом году мы посадили фруктовые сады, в этом году очистили под посадки еще сто гектаров. У нас есть частные предприниматели, которые выращивают малину, занимаются виноградарством, налаживают выпуск собственного вина. Всем им нужна финансовая поддержка.

Из крупных проектов, которые можно реализовать только совместно с Минкавказом, — возрождение хотя бы части из 27 промышленных предприятий, которые работали у нас, в том числе танковый завод и свинцово-цинковый комбинат. Для всего этого нужны средства.

— В Южной Осетии хорошими темпами развиваются здравоохранение и социальная сфера, строятся современные медицинские, культурные, спортивные объекты. А есть ли специалисты для работы во всех этих областях и как обстоят дела с оплатой труда?

— Действительно, строится больничный комплекс, детская больница с реабилитационным центром, новый операционный хирургический корпус и родильный дом, которые будут оснащены современным оборудованием. Особенно важно для нас, что заработает отделение гемодиализа. В республике около 20 человек, нуждающихся в этой медицинской услуге, они в период снегопадов и селей, когда Транскам закрыт, оказываются полностью отрезанными от медицинской помощи.

По линии здравоохранения, образования, культуры у нас разработан план поэтапного повышения заработной платы. Сегодня средняя зарплата в образовании и здравоохранении — около 13 тысяч рублей, чуть меньше в культуре. Наш интеграционный договор предполагает и поэтапное доведение зарплат до уровня регионов России. Первоначально ставилась задача выйти на уровень зарплат в Северной Осетии, нам это уже процентов на 90 удалось, благодаря чему снимается и острота нехватки квалифицированных кадров: люди раньше уезжали отсюда на север за зарплатой, а сейчас человек понимает, что работа есть, дороги построены, можно приехать и поработать. К нам возвращается наша молодежь с дипломами лучших медицинских вузов страны, а тех специалистов узкого профиля, которых нет, мы всегда можем пригласить из Северной Осетии. Сейчас уже люди едут к нам на работу с удовольствием.

У нас также разработана отдельная программа по повышению квалификации работников образования и здравоохранения, отправляем людей учиться. Тяжелые годы жизни в полувоенном состоянии не заставили людей предать профессию — те, кто уехал, теперь могут наверстать упущенное, а наша обязанность — создать им для этого условия.

— После Олимпийских игр у Южной Осетии появился свой чемпион — Сослан Рамонов. Выходцы из республики вообще могли бы составить неслабую олимпийскую сборную. А как обстоят дела с массовым спортом?

— У нас работает олимпийский комплекс, который республике подарил Фонд Алины Кабаевой; в нем есть секции борьбы, бокса, гимнастики, плавания. Считайте это заявкой на следующие Олимпийские игры — уверен в том, что в каждой из этих секций сегодня тренируется будущий олимпиец.

Мы спортивный народ, наверное, в республике нет человека, который бы не хотел заниматься спортом хотя бы просто для здоровья, поэтому у нас разработана президентская программа, чтобы занятия спортом были доступны каждому. Строим спортивные тренажерные залы, заниматься в которых бесплатно может любой житель республики. И эта программа набирает популярность, люди идут заниматься, молодежь не бездельничает, жители сел обращаются, тоже хотят включиться, чтобы зал появился и у них. Пока не удается все села охватить, но мы к этому стремимся. Нам нужны свои чемпионы во всем.

— Кстати о чемпионах. Какая, на ваш взгляд, продукция Южной Осетии может покорить внешний рынок и стать своего рода брендом республики?

— Безусловно, это вода. Она не просто может, она обязательно станет нашим основным брендом. Вода в Южной Осетии разная и ее много. Нам предстоит серьезная работа по каталогизации и описанию наших источников. Есть у нас и лечебная вода, очень важно, что наладить производство можно во всех районах республики — везде свои уникальные источники. К сожалению, наш уже известный бренд «Багиата» начали подделывать. Рынок сбыта для нашей воды уже есть — это Донецк и Луганск, Северная Осетия. Работа в этом направлении идет.

У нас прекрасные фрукты, все-таки климат по эту сторону Кавказского хребта солнечнее, чем по СКФО, так что фрукты из наших садов, которые мы сейчас сажаем на сотнях гектаров, смогут занять свою нишу в российском импортозамещении. А для наших братьев из Северной Осетии у нас скоро будут даже арбузы. В этом году фермер из Южной Осетии снял первый урожай. Я его арбуз пробовал — сладкий!

Начали мы и производство собственного вина из местного винограда, но говорить о промышленных масштабах пока рано, пока это, скорее, сувенирная продукция. В любом случае, наш основной бренд — это вода из Южной Осетии.

— И все-таки вернусь к политической теме. В 2017 году республику ждут очередные выборы Президента. Вы уже решили баллотироваться?

— С ответом на этот вопрос не тороплюсь, поэтому отвечаю: не исключается. Если люди захотят, чтобы я остался на второй срок, то я выставлю свою кандидатуру на выборах Президента РЮО в 2017 году. Думаю, то, что сделано за четыре с половиной года моей работы в должности руководителя республики, позволяет мне думать о продолжении работы и дальнейшей реализации намеченного.

Элемент ожидания у наших людей сегодня очень высокий, и это лучшее доказательство того, что мы неплохо поработали. Жизнь налаживается, и люди хотят большего: строятся дома и не только. Это же говорит и о том, что люди могут жить. Это и есть результат. А самое главное для меня в предстоящих нашей республике политических событиях — провести голосование на высоком уровне, обеспечив порядок, равноправие кандидатов, не допустив провокаций. Нельзя оскорбить наш народ грязными выборами.

 


Версия для печати Версия для печати