Следующие новости

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов накануне празднования 10-летия со дня признания независимости республики со стороны Российской Федерации в интервью информагентству «Рес» подвел итоги прошедшего периода. Кроме того, глава государства рассказал о достижениях в российско-югоосетинских отношениях, во внешней политике и социально-экономической сфере республики, также обозначив приоритеты дальнейшего развития Южной Осетии.

— На протяжении 10 лет, прошедших после признания независимости Южной Осетии со стороны России, Вы находились в республике, занимали различные должности. Как Вы оцениваете развитие страны за этот период?

— Несмотря на то, что после признания Российская Федерация начала помогать Южной Осетии абсолютно во всех направлениях, в республике возникли проблемы внутриполитического характера. После войны наше общество столкнулось, в первую очередь, не с внешней угрозой и внешнеполитическим давлением или ещё с чем-то, а со сложными внутриполитическими процессами, формированием нового внутриполитического расклада в условиях признания. Мы, к сожалению, не были готовы к этому, что мягко говоря, привело к обострению обстановки.

Тем не менее, Южная Осетия вышла из кризиса, показав, что она может преодолевать внутренние проблемы как сформировавшееся общество. Последующие процессы, включая президентские и парламентские выборы, продемонстрировали, что уровень политического сознания, политической грамотности нашего общества заметно возрос по сравнению с 2011 годом.

Народ начал осознавать, что голосовать надо не по каким-то родственным отношениям, пустым обещаниям или громким радикальным призывам, а осознанно, анализируя деятельность того или иного политического деятеля и политической силы. Я считаю это большим достижением для Республики Южная Осетия.

Что касается развития республики в плане восстановления, то здесь также были определенные проблемы, поскольку они также были связаны с политикой. Опять-таки, нужно отдать должное народу, который понял, что надо выходить из сложившейся ситуации. И уже через определенное время республика постепенно начала приводить в порядок финансовую систему, решать вопросы восстановления и развития, что является несомненным достижением Южной Осетии. Разумеется, это также стало возможным благодаря титанической помощи Российской Федерации.

Сегодня четко обозначены позиции в сфере строительства, экономики и политической составляющей. Все эти направления абсолютно взаимосвязаны, и пока их развитие идет параллельно, сохраняется стабильность в обществе, и соответственно, не может идти речи о какой-то социальной напряженности. В случае, если одно из этих направлений даст сбой, то неминуемо возникнет опасность политических эксцессов. С учетом сказанного, у нас есть все основания заявлять о том, что процесс развития Республики Южная Осетия переходит на новый уровень.

Говоря о политической напряженности и проблемах в экономике в прошлом, мне бы не хотелось сваливать вину на кого-то. Я считаю, что любой руководитель работает в атмосфере того времени, в котором он находится. Поэтому, по моему мнению, все руководители Южной Осетии, по мере возможности, внесли свой вклад в развитие нашей республики, начиная от Тореза Кулумбегова и заканчивая моим предшественником — Леонидом Тибиловым. Я хочу сказать им спасибо за то, что сегодня мы отмечаем 10-летие республики.

— На Ваш взгляд, какие приоритеты в развитии должно избрать югоосетинское государство, чтобы решить те задачи, которые стоят перед ним, избежав при этом прежних ошибок?

— Южная Осетия — как небольшая семья, если сравнивать её с другими государствами, где проживают миллионы людей. А в семье должно быть комфортно всем. Для достижения этой цели необходимо, чтобы люди чувствовали справедливость. Если они её не видят по отношению к себе, то у них вырабатывается какое-то сопротивление по отношению ко всему происходящему. Здесь надо учитывать, что стержнем югоосетинского общества является чувство справедливости абсолютно во всём.

Это касается справедливости в распределении жилья, социальных гарантий, в вопросах восстановления и т.д. И если жилье в республике будет распределяться на основе справедливости, то не будет никаких самозахватов, люди поймут, что рано или поздно они в любом случае получат свою квартиру. Но сейчас те, кто стоит на учете на получение жилья, пока не верят в то, что получат квартиру. Они считают, что «справедливости не было и никогда не будет».

И, тем не менее, дома будут распределяться по справедливости. 3-й или 303-й ты в очереди, жилье получишь в соответствии с тем, в каком порядке ты числишься в списках, и только в том случае, если ты в этом жилье реально нуждаешься.

Самое главное, что, видя справедливость, люди начнут заниматься саморазвитием и развитием своего государства. Они начнут ощущать свою непосредственную причастность к тому, что происходит в Южной Осетии.

— На юбилей признания со стороны России нельзя обойти вниманием вопрос российско-югоосетинских отношений. Как Вы оцениваете их развитие за прошедшее десятилетие и сегодняшнее состояние? В достаточной ли мере стороны используют потенциал интеграционных процессов? И какие вопросы сегодня руководство РФ и РЮО считает приоритетными в двусторонней повестке дня?

— Что касается интеграционных процессов, которые есть и будут между Южной Осетией и Российской Федерацией, то за десять лет многое сделано в этом направлении по соглашениям, подписанным между нашими государствами. Многим это не нравится, им кажется, что интеграция является покушением на самостоятельность нашей республики. Думаю, если народ поставил себе задачу еще в прошлом столетии, — войти в состав России, то её надо выполнять, нравится это кому-то или нет.

Мы не должны отказываться от своей цели, которая сопряжена, в первую очередь, с разделением осетинского народа. Она выстрадана многими сотнями представителей нашей интеллигенции, которые были убиты или сосланы в лагеря из-за стремления преодолеть разделение Осетии. Интеграционные процессы абсолютно необходимы, нужно максимальное объединение с Российской Федерацией, другого исторического пути у Южной Осетии не может быть.

Что касается вопросов, которые стоят перед руководством и Южной Осетии и России, приоритетным из них в любом случае остается создание комфортных условий для людей, проживающих в республике. Приоритетными, в частности для нас является развитие экономики, а также социальное обеспечение. На эти цели выделяются серьезные финансовые средства. В первую очередь, надо улучшить качество медицинского обслуживания населения.

Сегодня в этом плане делается многое. Как известно, здесь работает группа врачей из Российской Федерации, проводится диспансеризация населения, в республике заработал современный высокотехнологичный хирургический комплекс, начала проводиться диагностика с помощью компьютерной томографии и МРТ.

Всё это мы делаем для того, чтобы снизить количество выездов граждан за пределы республики для получения медицинской помощи.

— Какие вопросы были обсуждены в ходе встречи с президентом России Владимиром Путиным?

— Вопросы, которые мы обсудили с Владимиром Путиным, имеют важное значение для экономического и социального развития Республики Южная Осетия, расширения международных связей. Фактически мы охватили все сферы жизнедеятельности нашей республики, и, конечно же, обсудили работу, которая ведется по вопросам, которые ставились на прошлой нашей встрече. Обсуждались вопросы миротворцев, где идет серьезная работа и думаю, мы придем к общему знаменателю, а также по обеспечению нашей республики вертолетом.

С нового года работает соглашение, подписанное между МЧС Южной Осетии и МЧС России. Спасательное ведомство республики может в любое время запросить борт для оперативной транспортировки тяжелобольных в медицинские клиники РФ. Обсуждались и другие вопросы, и думаю, результаты этих переговоров народ республики ощутит на себе в ближайшее время.

И, конечно же, в ходе встречи состоялось своего рода подведение итогов 10 лет, прошедших с момента признания независимости Южной Осетии со стороны Российской Федерации. Владимир Владимирович искренне поздравил народ Южной Осетии с 10-летним юбилеем признания и заявил, что Россия и в дальнейшем продолжит оказывать помощь для развития республики.

— Год, прошедший после Вашего избрания на должность Президента Южной Осетии, ознаменовался беспрецедентной активностью в сфере внешней политики, что заметно отличается от тех тенденций, которые наблюдались за предыдущий период. Как Вы оцениваете результаты, достигнутые во внешнеполитической сфере? Какие плюсы для себя извлечет Южная Осетия от признания со стороны Сирии и тех контактов, которые выстраиваются с Республикой Сербской, а также другими странами?

— Развитием внешнеполитических связей Южной Осетии я начал заниматься не только после избрания на пост Президента, а с момента создания политической партии «Единая Осетия». Мы и тогда прекрасно понимали, что есть разные пути движения в сторону России и путь признания Южной Осетии другими государствами является одним из них.

Будучи председателем парламента, я выезжал заграницу, был в той же Италии, встречался с лидером партии «Лига Севера» Маттео Сальвини, который сегодня является министром внутренних дел и вице-премьером в правительстве Италии, а также с другими политическими деятелями.

Мы доводили до них свою позицию, объясняя, что ситуацию в Южной Осетии нельзя воспринимать с подачи Грузии. И что все характеристики, которые используются грузинской стороной в адрес Южной Осетии, абсолютно зеркальны к ним самим.

После избрания на должность Президента, естественно, появилось больше возможностей вести активную внешнюю политику. Очень много усилий в этом направлении предпринимает министерство иностранных дел Южной Осетии и посольство РЮО в РФ. Отношения, которые складываются у нас с теми, кто разделяет нашу позицию относительно процессов, происходящих в мире, создают основу для дальнейшего развития сотрудничества и возможного признания Южной Осетии. Мы и дальше намерены сохранять динамику в вопросах внешней политики.

Одним из результатов активной внешнеполитической деятельности стало признание со стороны Сирийской Арабской Республики. Без серьезной работы с нашей стороны этого признания бы не было. Разумеется, все действия происходили во взаимодействии с нашим главным стратегическим партнером – Российской Федерацией. От сотрудничества с Сирией мы ждем больших политических и экономических дивидендов. При этом, конечно, нужно приложить еще много усилий.

— В социальной политике руководства Южной Осетии с Вашим приходом к власти обозначились качественно иные приоритеты. Чем объясняется акцент на поддержке социально-незащищенных слоев общества, а также пострадавших от грузинской агрессии, и в каком русле Вы намерены выстраивать социальную политику страны в дальнейшем?

— Всегда говорил, и буду говорить о том, что в вопросах социальной поддержки незащищенных слоев общества нельзя все сваливать на государство. Если в этом деле не будут участвовать общественные организации, политические партии, фонды или наши земляки, проживающие в разных странах и располагающие определенными возможностями, ни одно государство не сможет осилить эти проблемы.

Одними лишь усилиями органов власти социальную проблематику не охватить. Поэтому мы работаем практически со всеми политическими силами и общественными организациями, пытаемся заинтересовать их, привлечь к более активному участию в жизни республики. Постепенно нам это удается.

Без связки государство-народ мы ничего не сможем сделать. К сожалению, пока на здание Правительства многие смотрят как на нечто чуждое, далекое от жизни народа. У многих сознание до сих пор не изменилось, что на самом деле это не так, что не могут обитатели этого здания жить в своем мире. Мы это уже проходили.

На сегодняшний день нам необходимы максимальный контакт с народом, детальное изучение проблем населения и использование всех имеющихся возможностей для их решения. Это будет способствовать нормальному формированию отношений между властью и народом, и в целом безболезненному развитию Южной Осетии. В этом в принципе и заключается основа той политики, которую мы проводим.

— В преддверии Дня признания в Южной Осетии пройдет съезд осетинского народа, где планируется обсудить вопросы дальнейшего сближения севера и юга Осетии, а также консолидации всего народа в целом. Какие аспекты в вопросах осетинского единства Вы считаете первоочередными, с учетом той динамики в развитии сотрудничества двух осетинских республик, которую мы наблюдаем за последний год?

— Предложив провести съезд осетинского народа в Южной Осетии, мы ставили перед собой несколько целей. Самая главная из них заключалась в том, что осетины со всех концов мира будут находиться здесь и вместе праздновать 10-летие признания независимости Южной Осетии. Я считаю, что это сыграет роль мощного объединяющего фактора. Каждый осетин еще сильнее почувствует свою причастность к Родине и каждый осетин еще больше осознает свою личную ответственность перед своим народом, перед Осетией.

10-летие признания мы должны отпраздновать все вместе, поблагодарив Россию за спасение республики и те усилия, которые предпринимаются для развития Южной Осетии.

Следующая цель заключается в необходимости обсуждения внутриосетинских проблем, которых очень много. Прежде всего, речь идет о вопросах, связанных с осетинским языком. Об остроте этой проблемы говорит о тот факт, что мы с Вячеславом Зелимхановичем Битаровым решили создать единую комиссию, которая должна заниматься развитием осетинского языка.

Совместная комиссия должна выработать общие подходы к решению наболевших проблем, определить приоритеты. Кроме того, актуальным является вопрос связей между осетинскими диаспорами, которые необходимо развивать, придать им дополнительный импульс.

Остро стоит проблема осетин Трусовского и других ущелий, которых власти Грузии не допускают в родные места, на их историческую Родину. Никто не забыл, что буквально недавно Тырсыгом был частью Осетии, а не Грузии.

Мы не призываем к каким-то радикальным шагам, однако намерены требовать соблюдения прав осетин, которые имеют полное право посещать могилы своих предков и свои святилища, жить в родных краях. Южная Осетия стремится также привлечь внимание международного сообщества к ситуации в Трусовском ущелье. Наша делегация регулярно поднимает эту тему на Женевских дискуссиях.

Мы готовы решать все спорные вопросы путем диалога без применения силовых методов. Наша цель не вражда с кем-либо, а выстраивание добрососедских отношений со всеми народами Кавказа, в том числе с той же Грузией.

— Ваша оценка политики властей Грузии, упорно отказывающихся от заключения соглашения о неприменении силы с Южной Осетией и Абхазией при одновременном наращивании военного сотрудничества с НАТО? С учетом тех заявлений, которые прозвучали от первых лиц в руководстве РФ относительно неприемлемости вступления Грузии в Североатлантический альянс, каков Ваш прогноз по развитию ситуации в Кавказском регионе?

— Это очень плохая тенденция уходить от подписания меморандума о неприменении силы и в то же самое время участвовать в крупномасштабных учениях с участием вооруженных сил стран НАТО. При этом одним из главных элементов, отрабатываемых в ходе последних учений, являлась мобилизация мужского населения Грузии. Нетрудно предположить, против кого они могут мобилизовать боеспособное население. Против Армении, Азербайджана и Турции вряд ли. Против России также маловероятно, поскольку кишка тонка. Остались Южная Осетия и Абхазия, против которых может вестись подготовка во время учений.

Другое дело, что в соглашении в оборонной сфере, подписанном между Южной Осетией и Российской Федерацией, четко прописано, что нападение на одну из сторон будет восприниматься как агрессия против другого участника соглашения. Поэтому эти учения скорее носят характер бряцания оружием, но вряд ли им удастся как-то повлиять на политику Южной Осетии.

Южная Осетия и Российская Федерация сегодня создали единый контур безопасности и это является однозначным сигналом Грузии и ее партнерам на Западе о том, что следует избегать опрометчивых шагов. В противном случае можно потерять все.

Возможно, в Тбилиси и хотели бы подписать меморандум о неприменении силы, но, к сожалению, решения принимаются не грузинскими властями. По каждому шагу там идут консультации с американской стороной, и дядя Сэм не дает им это сделать, поводок слишком короткий.

— Те меры, которые сегодня предпринимает Российская Федерация во взаимодействии с Южной Осетией, достаточны для того, чтобы обеспечить полную безопасность республики?

— Предпринимаемые меры абсолютно достаточны для защиты от посягательств любого потенциального агрессора. В этом мы уверены, более того, в этом уверена грузинская сторона и те силы в США, которые поддерживают Грузию. Если бы это было не так, мы бы увидели несколько иной сценарий развития событий.

Беседу вел Юрий Вазагов