Анатолий Бибилов: «Если мы думаем о будущем, то не должны сидеть сложа руки»

Президент Государства Алания Анатолий Бибилов дал эксклюзивное интервью главному редактору Международного аналитического журнала «Республика Южная Осетия» Алле Хинчаговой

— Анатолий Ильич, прошло уже достаточно времени со дня проведения президентских выборов и референдума о Государстве Алания, чтобы можно было оценить их результаты без эмоций, более объективно. По Вашему мнению, какое место они займут в новейшей истории нашей страны?

— Выборы и референдум в любом государстве имеют огромное значение, тем более когда речь идет об избрании Президента и о названии страны. Вы знаете, что по результатам всенародного голосования у Республики Южная Осетия появилось второе название – Государство Алания. Это, конечно, весьма серьезное событие. Что же касается выборов Президента, то они еще раз подтвердили, что Южная Осетия всегда была и остается политически очень активной. Об этом говорит, в первую очередь, количество избирателей, принявших участие в голосовании. Естественно, мне как Президенту очень приятна такая политическая активность и политическая грамотность народа Южной Осетии.

Чем принципиально отличались эти выборы от предыдущих президентских выборов, так это тем, что власть была передана на основе строгого соблюдения закона. Не было каких-то серьезных попыток обострить общественно-политическую ситуацию в стране, поставить под сомнение или сфальсифицировать результаты волеизъявления народа, чтобы не допустить передачи власти. Это очень серьезное достижение, если вспомнить несколько фактов из нашей недавней истории. Ведь даже первые президентские выборы в Республике в 1996 году прошли на фоне жесткого противостояния. Потом, в 2001 году, были незаконные попытки не допустить победы Эдуарда Кокойты. А какое жесткое противостояние было в 2011 году, наверное, помнят все.

В 2017 году тоже не обошлось без определенных волнений, но все они не были столь масштабными. К тому же, митинги, которые проходили в период избирательной кампании, никакого особого влияния на выбор народа не оказали. Народ определился задолго до того, как кто-то вышел на улицу, никакой необходимости в таких акциях не было. В любом случае выборы бы состоялись, в любом случае их результаты определялись тем фактом, что народ был недоволен действующей властью.

Мы знаем и о том, что кое у кого прослеживались, скажем так, поползновения с целью изменить результаты выборов, но надо отдать должное Леониду Харитоновичу Тибилову, который был в тот момент Президентом РЮО, за то, что он не допустил этого. Конечно, ни к чему хорошему бы такие незаконные попытки не привели. В конечном итоге получилось так, что власть была передана демократическим путем. Это большое достижение, серьезный опыт. Эта та модель, которая должна отличать и все последующие выборы, которые будут на территории Южной Осетии. Независимо от того, будут это президентские, парламентские или местные выборы. У всех у нас должно быть понимание того, что власть в Южной Осетии осуществляет только народ, поэтому все выборы должны проходить именно в этом русле, в русле уважения мнения народа.

Что касается референдума, то я всегда выступал за возвращение Алании, но был против конкретно термина «государство» в названии страны. Но, опять-таки, если мы говорим о том, что должны уважать мнение народа, то народ свой выбор на референдуме сделал. Он высказался за то, чтобы у Республики Южная Осетия было второе название – Государство Алания. И мы теперь именно в этом русле и должны работать.

— Вы в качестве Президента Республики Южная Осетия – Государства Алания уже встречались с Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Ваши впечатления от этой встречи? Были ли в ходе нее достигнуты какие-то результаты?

— Встреча с такой масштабной личностью всегда большое событие. Ведь РФ является одним из главных игроков в геополитических процессах. Россия на сегодняшний день является гарантом безопасности Республики Южная Осетия. Естественно, встреча с Президентом РФ имеет значение не только для Президента Республики Южная Осетия, а для всего народа Южной Осетии. В первую очередь, это показатель того, насколько хорошо и серьезно руководство России относится к Республике Южная Осетия.

В ходе встречи обсуждался широкий спектр вопросов. Мы говорили о состоянии дел в Южной Осетии, внешнеполитическом взаимодействии двух стран, в первую очередь, о выполнении Договора о союзничестве и интеграции, который был подписан в марте 2015 года, и дополнительных соглашений к нему. Значительная часть обсуждаемых вопросов касалась социально-экономической сферы и, естественно, сферы безопасности.

К примеру, мы обсуждали вопрос, касающийся материнского капитала. Так как практически все жители Южной Осетии являются одновременно гражданами РФ, хотелось бы, чтобы они имели возможность получать материнский капитал на территории РЮО. Говорили и о проблеме компенсации за т.н. «советские вклады». Мы бы хотели, чтобы в число тех, кому выплачивают компенсации за вклады в Сберегательном банке СССР, попали и наши жители, у которых были такие денежные накопления в Сбербанке Советского Союза.

В целом, в ходе нашего разговора, так или иначе, были затронуты практически все сферы жизнедеятельности нашей страны. И по всем обсуждавшимся вопросам Владимиром Владимировичем были сделаны поручения соответствующим российским министерствам и ведомствам, чтобы они тщательно проработали эти вопросы и подготовили предложения по их разрешению. Но что самое главное, что мне было особенно приятно, так это то, насколько хорошо Владимир Владимирович относится к Южной Осетии и к осетинам в целом. Это действительно было очень приятно.

Анатолий Ильич, Вы за достаточно короткий срок с момента своего избрания уже сделали ряд важных внешнеполитических шагов. Значит ли это, что Вы считаете необходимым, чтобы Южная Осетия проводила более активную внешнюю политику, действовала в этом направлении, так сказать, более агрессивно, конечно, в хорошем смысле этого слова?

Я много раз уже говорил ранее и хочу еще раз повторить, что стратегическая цель народа Южной Осетии была и остается неизменной: мы разделенный народ, народ, который должен объединиться в составе РФ. Но если мы хотим иметь будущее и думаем о будущем, то мы не должны сидеть сложа руки и ждать, когда нас примут в РФ. Мы должны действовать, в том числе и во внешнеполитической сфере. И работа того же Министерства иностранных дел РЮО должна быть сконцентрирована на том, чтобы добиваться во внешнеполитической деятельности конкретного результата. А именно – признания Республики Южная Осетия другими государствами.

— Каковы на сегодняшний день перспективы признания? Есть ли страны, которые могли бы в обозримом будущем признать РЮО?

— Перспективы, конечно же, есть. Мы и дальше будем активно работать над тем, чтобы Южная Осетия постоянно присутствовала в международной повестке дня, чтобы о ее позиции мировое сообщество могло узнавать, как говорится, из первых рук.

Те шаги, о которых Вы говорили выше, – это начало, первый этап. Они свидетельствуют о том, что мы собираемся наращивать сотрудничество с братскими республиками – Абхазией, Нагорным Карабахом, Донецкой и Луганской республиками. Мы ведь прекрасно понимаем, какая ситуация сегодня сложилась в ДНР и ЛНР, мы сами через все это прошли. Наша поддержка для них очень важна. К тому же и потенциал, и возможности сотрудничества РЮО с ДНР и ЛНР весьма высоки – и в политическом, и в экономическом, и в социальном, и в других направлениях.

Одновременно мы будем налаживать связи – насколько это возможно – и с теми странами, которые представлены в Организации объединенных наций. Сегодня наша делегация участвует в Женевских дискуссиях, это пока единственная международная площадка для нас. Но мы добиваемся и будем добиваться того, чтобы представители Южной Осетии получили возможность высказать свое мнение, свое отношение и свою позицию на других международных площадках и в международных организациях – ООН, ОБСЕ и т.д. Мы должны делать все, чтобы мировое сообщество поняло, что Южная Осетия – это независимое государство, которое сегодня развивается и хочет жить со всеми в мире, в том числе и с Грузией. Наши шаги в этом направлении, конечно, будут наращиваться. А капля, как говорится, камень точит: в конечном итоге это приведет к признанию независимости Республики Южная Осетия и другими государствами. Я в этом не сомневаюсь.

— Вы включены в санкционные списки Украины. Как Вы к этому относитесь, и мешает ли это Вам в чем-нибудь?

— Это мне вообще не мешает. Более того, мне очень импонирует компания, в которой я, по воле киевского режима, оказался. Ведь в санкционных списках Украины – очень много уважаемых, известных и достойных людей. Я, конечно, в ближайшее время, пока на Украине у власти националисты, туда не собираюсь ехать. Зато с удовольствием посещаю Донецкую и Луганскую народные республики. То, что сегодня происходит на Украине, словно под копирку срисовано с процессов, которые шли в свое время в Грузии. Думаю, что результат для них тоже будет таким же удручающим. А я только рад, что нахожусь в санкционных списках того государства, которое воюет против своего народа, в котором сегодня делают погоду националисты и неофашисты.

Вы заявили недавно, что референдум о присоединении Южной Осетии к России может быть отложен. Когда в таком случае он состоится?

— Референдум должен быть, в этом никакого сомнения быть не может.  Когда он должен быть, это уже тот вопрос, который зависит на сегодняшний день от многих факторов. Необходимы соответствующие консультации с политическими силами Южной Осетии, с руководством России. У Южной Осетии сложились определенные отношения с некоторыми, скажем так, «непризнанными» странами. Не учитывать их интересы мы тоже не имеем права. В целом, мы должны внимательно анализировать ситуацию, которая складывается вокруг Южной Осетии, чтобы определить своеобразную дорожную карту нашего будущего. Я еще раз подчеркиваю: моя личная позиция как гражданина Республики Южная Осетия и теперь как Президента относительно референдума не изменилась и не может измениться.

— Достаточно ли надежно на сегодняшнем этапе защищена безопасность нашей страны?

— Без сомнения, на сегодняшний день безопасность Южной Осетии обеспечена более чем надежно. Гарантом безопасности РЮО является РФ. Сегодня в Южной Осетии находится 4-ая военная база ВС РФ, Пограничное управление ФСБ РФ. У нас есть свои вооруженные силы, свои правоохранительные органы, которые работают в тесном взаимодействии с соответствующими структурами РФ. Так что, и то вооружение, и тот контингент военнослужащих, которые есть в РЮО, достаточны для того, чтобы надежно защищать Южную Осетию. Поэтому никаких проблем в вопросе обеспечения безопасности Республики Южная Осетия нет.

Анатолий Ильич, если Вы не против, перейдем к внутриполитическим вопросам. По какому принципу формируется Правительство и в целом Ваша команда?

— Я и до выборов говорил об этом, и еще раз могу повторить: по принципу профессионализма. В первую очередь, это должны быть люди, которые жили здесь, которые не покидали свою республику в самые тяжелые времена. Конечно, если у нас нет профессионалов в какой-то сфере, мы их будем приглашать из РФ. Исходя из этого, я пригласил на должность Министра здравоохранения Тотчиева Георгия Феликсовича, профессионала, доктора медицинских наук, профессора.

В целом, ни об одном из тех, кто вошел в состав Правительства РЮО, никто не может сказать, что они замешаны в каких-то махинациях, в каких-то, скажем так, «темных делах». Они все обладают достаточным профессионализмом для того, чтобы эффективно выполнять свои функции. Я на первом же заседании Правительства четко дал понять министрам, что самое главное в их работе – это результат, и я его буду требовать от каждого. У нас правительство не должно быть инертным. Тем более что работы в каждой сфере предстоит много.

— В последние годы постоянно говорится о необходимости системных реформ в структурах власти. Будут ли они проводиться в ближайшее время?

— Конечно, они будут проводиться, они уже проводятся. До выборов мы говорили о том, что Парламент РЮО должен быть профессиональным, он теперь будет профессиональным. Сейчас ведется активная работа, чтобы следующие выборы депутатов прошли по смешанной (пропорционально-мажоритарной) системе, готовятся соответствующие законопроекты. Будет доведена до логического завершения реформа судебных органов. Разрабатываются и другие предложения по совершенствованию работы государственной системы управления.

— А когда будут выборы в местные органы власти и органы местного самоуправления?

— Как я уже не раз говорил, местные органы власти и органы местного самоуправления однозначно должны быть выборными. Но вот о том, как, в какие сроки, в каком порядке должен внедряться принцип выборности на местном уровне – надо серьезно подумать. Это даже вопрос не политического и не технического, а, скорее, практического характера.  Потому что для того чтобы перейти на избрание местных органов власти, органов местного самоуправления, нужно, прежде всего, жить в наших селах. На сегодняшний день же во многих селах мы не можем выбрать главу сельской администрации потому, что там считанное количество жителей. Мы сегодня склоняемся к тому, что пока надо начать с избрания глав администраций и представительных органов районов. Наверное, было бы правильнее принцип выборности внедрять снизу-вверх – с сельских и поселковых глав администраций и советов до районных руководителей и представительных органов, но в наших условиях это сделать очень трудно. В наших условиях безболезненнее и эффективнее это сделать наоборот: начать выбирать на районном уровне, а затем переходить на уровень сел и поселков. Хочу еще раз повторить: это нелегкий процесс, но мы его будем реализовывать.

— Анатолий Ильич, Вы участвовали в работе Петербургского международного экономического форума. Можете рассказать об этом поподробнее?

— Петербургский международный экономический форум – это площадка, где собирается вся мировая элита – элита экономическая, элита политическая. Поэтому очень важен уже сам факт того, что делегация нашей страны участвует в его работе. В рамках форума у меня были очень интересные и плодотворные встречи с политическими лидерами, руководителями государств, российских регионов, известными предпринимателями и международными экспертами. В частности, в ходе диалога с руководителями Татарстана, Владимирской и Самарской областей мы обсуждали вопросы развития экономических связей, инвестирования. Уже после форума я участвовал в работе экономического форума во Владимирской области, есть интересные предложения по сотрудничеству с Самарской областью, другими регионами России. Думаю, что именно взаимодействие с субъектами Российской Федерации в плане развития экономических связей дает нам очень много хороших возможностей. Вопросы политического характера затрагивались в ходе моих встреч с президентом Молдавии Игорем Додоном, экс-президентом Франции Николя Саркози, президентом Республики Сербской (Босния и Герцоговина) Милорадом Додиком.

— На форуме Вы сделали важное заявление о том, что Южная Осетия готова способствовать открытию Транскавказского транспортного коридора через свою территорию…

— Да, действительно, я отметил, что, без сомнения, Транскам рано или поздно надо открывать. Эта дорога необходима Армении, Азербайджану, Турции, Ирану, России, да и Грузии тоже. То есть все крупные игроки на Кавказе и Ближнем Востоке заинтересованы в том чтобы эта дорога была открыта. Мы, конечно, тоже заинтересованы в этом, в том числе, и в плане поступления дополнительных средств от транзита в бюджет. Мы готовы гарантировать, что никаких рисков на нашей территории для транзитеров не будет. Но мы – государство, имеющее свою позицию и свои интересы. И при реализации данного проекта мы не собираемся играть какую-то второстепенную роль, мы готовы участвовать в нем только в качестве равноправных партнеров. На сегодняшний день, к сожалению, Грузия к этому не готова. Ничего страшного. Мы подождем, пока Грузия перестанет бряцать оружием, когда она созреет для понимания сложившихся реалий, для нормального равноправного диалога. Южная Осетия открыта и всегда готова к тому, чтобы вести переговоры по данному вопросу.

— Помощник Президента РФ Владислав Сурков в ходе своего недавнего визита в РЮО заявил, что «Вы намерены внести определенные коррективы в дело развития экономики». О каких коррективах идет речь?

— Они, в первую очередь, касаются проектов, которые можно было бы реализовать в рамках Инвестпрограммы. У нас есть здесь свое видение. Мы хотели бы, чтобы проекты, реализующиеся в Южной Осетии, прежде всего, были проектами экономического развития. То есть, такие проекты, которые дадут большую отдачу, позволят создать новые рабочие места, будут потенциально прибыльными в скором будущем – в общем, проекты, у которых будет больший коэффициент полезного действия в плане развития реального сектора экономики. Причем, в различных сферах – в сельском хозяйстве, промышленности, связи и т.д.

К примеру, мы планируем запустить выпуск базальтового волокна, улучшить работу и удешевить плату за Интернет, реализовать проекты, способствующие развитию сельского хозяйства и, вообще, агропромышленного комплекса, которого, к сожалению, у нас сегодня еще нет. А ведь без развития сельского хозяйства и агропромышленного комплекса невозможно обеспечить продовольственную безопасность страны. Эти и еще многие другие идеи находятся сегодня в различной степени готовности и будут последовательно реализовываться как в рамках Инвестпрограммы, так и за счет собственных ресурсов.

Еще раз повторю: я убежден, что нам нужно предпринимать в первую очередь именно те шаги, которые будут давать экономическую отдачу не в каком-то «светлом будущем», а в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Чтобы Южная Осетия от этих проектов как можно быстрее стала получать соответствующие дивиденды – в виде рабочих мест, поступлений в бюджет, налогов, отчислений  в пенсионный фонд и т.д. Россия, как подчеркнул Владислав Сурков, готова поддержать реализацию таких проектов и, когда будет необходимо, внести соответствующие коррективы в Инвестпрограмму.

— Я так понимаю, это касается и тех проектов, о которых Вы говорили с руководителями «Роснефти» и «Газпрома»…

— Безусловно. Вы знаете, что я недавно встречался с руководителями «Газпрома» и «Роснефти» Алексеем Борисовичем Миллером и Игорем Ивановичем Сечиным.

В ходе встречи с Игорем Сечиным мы рассмотрели возможность открытия на территории Южной Осетии заправочных станций компании «Роснефть». Реализация этих договоренностей снимет все существующие сегодня проблемы с поставками нефтепродуктов в республику. Мы рассчитываем, что с приходом в Южную Осетию компании «Роснефть», все проблемы с некачественным топливом и с несвоевременными его поставками будут решены.

С Алексеем Миллером мы договорились о том, что есть необходимость газификации Южной Осетии. Поэтому в этом году будет подготовлена вся документация, в сентябре правительство подпишет соглашение с «Газпромом». Со следующего года начнется газификация республики. «Газпром» готов профинансировать разведение газовых сетей на территории Южной Осетии на сумму более 2,5 миллиардов рублей. Газификация Южной Осетии займет примерно полтора года.

Особо подчеркну, что и «Роснефть», и «Газпром» готовы инвестировать в Южную Осетию, это говорит о том, что интерес к Южной Осетии растет. И с каждым годом все больше и больше.

— Анатолий Ильич очень часто приходилось слышать, что в середине прошлого столетия в Южной Осетии проводили масштабные геологоразведочные работы, и якобы здесь были обнаружены большие залежи золота, нефти, газа и других полезных ископаемых. Может, стоит провести комплексные геологоразведочные работы, чтобы точно узнать, какими природными ресурсами в действительности обладает РЮО?

— Мы действительно имеем такие планы, плотно работаем над этим вопросом. Надо ведь не только подтвердить или опровергнуть наличие тех или иных полезных ископаемых. Надо выяснить их объемы, насколько выгодно вложение денег в их разработку, окупятся или нет эти вложения. Поэтому необходимо, конечно, провести комплексную геологоразведку. А по результатам и рекомендациям специалистов уже можно будет принимать конкретные решения, судить о том, выгодно экономически в разработку тех или иных полезных ископаемых вкладывать финансы или нет.

— Анатолий Ильич, не секрет, что на сегодняшний день Южная Осетия является дотационным образованием, бюджет страны в основном формируется за счет России…

— Да, это верно. И с таким положением дел нельзя мириться. Поэтому самая главная задача, которая должна стоять перед нами, это вывести экономику на тот уровень, когда бы, допустим, 50-60% бюджета Республики Южная Осетия формировали за счет собственных средств. Вот когда мы этого достигнем, тогда мы можем считать, что задачу-минимум развития нашей страны мы выполнили.

В РЮО есть все возможности для развития сельского хозяйства, производства, торговли, сферы услуг и так далее. Мы, как уже говорилось выше, намерены реализовывать проекты, направленные на развитие реального сектора экономики. Естественно, с участием России и при ее поддержке. Уверен, наша продукция сможет найти свою нишу на рынке РФ. У Южной Осетии уже и сегодня есть, с чем выходить на российский рынок. Мы также будем активно использовать опыт РФ по развитию сельского хозяйства. И в плане помощи фермерским хозяйствам, и в сфере финансово-кредитной деятельности, субсидирования конкретных производителей.

Думаю, позитивное влияние окажет и то, что в РЮО внедряется сейчас режим льготного кредитования малого и среднего предпринимательства, при котором оплата в процентном соотношении для предпринимателя будет почти в два раза дешевле банковского кредита. Это будет серьезной поддержкой малого и среднего предпринимательства со стороны государства.

В целом, развитие экономики – как раз и есть то приоритетное направление, на котором мы будем концентрировать и усилия, и финансы.

Международный аналитический журнал «Республика Южная Осетия», №3, 2017 г.